chehonin (chehonin) wrote,
chehonin
chehonin

"I've found more clouds are grey
Than any Russian play could guarantee"

"Сечин дошел до деревеньки, остановился у крайней избушки, весьма ветхой и низкой, и, подозвав своего казачка, велел ему войти в и спросить о здоровье хозяина. Он скоро вернулся в сопровождении восточного, хитрого мужика с бабьей мордой.
-- Ну, что Асламбек Андарбекович ? -- спросил Сечин.
-- Жив еще... -- проговорил мужик.
-- Можно войти?
-- Отчего же? можно.
Сечин вошел в избу. В ней было тесно, и душно, и дымно... Кто-то закопошился и застонал на лежанке. Игорь Иваныч оглянулся и увидел в полумраке желтую и сморщенную голову старичка, повязанную клетчатым платком. Покрытый по самую грудь тяжелым армяком, он дышал с трудом, слабо разводя худыми руками.
Сечин приблизился к старику и прикоснулся пальцами до его лба... он так и пылал.
-- Как ты себя чувствуешь, Владимир ? -- спросила он, наклонившись над лежанкой.
-- О-ох! -- простонал старичок, всмотревшись в Сечина. Плохо, плохо, родной! Смертный часик пришел, голубчик!
-- Бог милостив, Владимир: может быть, ты поправишься. Ты принял лекарство, которое я тебе прислал?
Старичок тоскливо заохал и не отвечал. Он не расслышала вопроса.
-- Принял,-- проговорил мужик, остановившийся у двери.
Сечин обратился к нему.
-- Кроме тебя, при нем никого нет? -- спросила он.
-- Есть мальчик Рамзанчик -- его внучек, да все вот отлучается. Не посидит: такой егозливый. Воды подать испить дедушке -- и то лень. А я сам: куда мне?
-- Не перевезти ли его ко мне в больницу?
-- Нет! зачем в больницу! все одно помирать-то. Пожил довольно; видно, уж так богу угодно. С лежанки не сходит. Где ж ему в больницу! Его станут поднимать, он и помрет.
-- Ох,-- застонал больной,-- друг любезный, Игорь Иваныч, родной, сироточку-то мою не оставь; наши господа далеко, а ты...
Старичок замолчал. Он говорил через силу.
-- Не беспокойся,-- промолвил Сечин, -- все будет сделано. Вот я тебе чаю и сахару принесл. Если захочется, выпей... Ведь самовар у вас есть? -- прибавил он, взглянув на старика.
-- Самовар-то? Самовара у нас нету, а достать можно.
-- Так достань, а то я пришлю свой. Да прикажи внучку, чтобы он не отлучался. Скажи ему, что это стыдно.
Сурков ничего не отвечал, а сверток с чаем и сахаром взял в обе руки."
Subscribe

  • Белая страница

  • Дубль 1 Дубль 2

  • (no subject)

    Вам, молодое человеко необходимо обязательно смотреть документальные сьемки из зала суда Нюрнбергского трибунала. Именно там вы сможете почерпнуть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments