chehonin (chehonin) wrote,
chehonin
chehonin

Categories:
"ТИПЫ ДОМОВ РУССКОГО СЕВЕРА

(по книгам Р.М.Габе, А.В.Ополовникова, Е.А.Ополовниковой, Г.С.Островского, А.Б.Пермиловской)

А.В. и Е.А.Ополовниковы:

В деревнях южной России и Сибири приусадебные постройки обычно ставили отдельно от жилья, на открытом хозяйственном дворе, обрамленном высоким забором. На Севере же отдельно от жилья ставили лишь амбары, бани да гумна, а все другие хозяйственные помещения – хлевы, сеновалы, кнюшни, сараи, а иногда даже и колодцы – объединялись вмечте с жильем в одно здание, перекрытое общей кровлей.

В условиях натурального хозяйства, территориальной разобщенности и долгих северных зим с их снегами и стужей, в условиях ежегодных весенних и осенних распутиц такой тип дома-двора тал самым удобным. В нем можно было заниматься хозяйством, не выходя подолгу наружу. И, верно, по этой причине крестьянский дом-двор получил на европейском Севере России повсеместное распространение. Само объединение под одной крышей жилья и хозяйственных помещений стало типичной традицией северорусского деревянного зодчества.

Громадные дома северной деревни – это само воплощение родового строя и патриархального ведения хозяйства, воплощенное в архитектурных формах. Под одной крышей в них жили отцы и дети, сыновья и внуки, большая нерасчлененная семья, прочно связанная узами родства, традиционным уставом быта, общим земельным наделом и промысловыми угодьями, общей собственностью на скот, инвентарь, на все движимое и недвижимое имущество....

Четыре, пять, а то и шесть отдельных изб можно было насчитать в старинном северном доме. Но это лишь жилье. А сколько хозяйственных помещений объединялось с этими избами! И все они органично срастались между собой в единое архитектурное целое, в одну гармоничную композицию, из которой, как из песни, ничего не выкинешь и к которой ничего не прибавишь, не нарушая самобытного характера и художественного строя.

А.В.Ополовников:

В основе всех основ — деревянный сруб. Прекрасны четкие, ясные формы сруба, его несколько суровая, мужественная мону­ментальность. Он хорош своей первозданной силой, естественной, природной красотой, простым ритмом могучих венцов. Попробуйте, прикройте их каким-либо причудливым узором, аккуратно распиленными досками, штукатуркой или краской — и сразу пропадет все очарование. В прямых, крепких стволах сосен и елей еще струятся жизненные силы, и, притронувшись к бревнам, мы словно ощущаем их трепетный поток. Трудно отвести взгляд от богатой, разнообразной текстуры дерева. Чудесен теплый цвет и тон дерева, доброго и надежного, дубленного северными ветрами, насквозь прогретого солнцем и теплом разгоряченных рабочих рук. Не всякое дерево годится на стройку: валили только лучшие ели и очень крупную смолистую сосну. Рубили, сплавляли по рекам и озерам, очищали стволы от сучьев и коры, тесали. А уж затем вязали венцы сруба. Углы, как правило, рубили так, чтобы снаружи оставались концы бревен — они придают русским избам и храмам особую пластичность и прелесть. Каждый венец требовал от плотника громадного терпения, мастерства, верного глаза и твердой руки. Ведь надо было сделать пазы, врубки, потайные зубья, притесать одно бревно к другому так плотно, чтобы между ними не вошло даже лезвие тонкого ножа. Гвозди были не нужны: без них сруб прочнее, устойчивее, долговечнее. Топор в руках северного плотника — универсальное и всемогущее орудие. Наверное, быстрее и легче перерезать бревна пилой, но сила привычки, власть древних традиций была слишком велика, и бревна перерубали топором да так, что не оставалось ни малейшей зазубрины. И этим же топором да долотом плели тончайшее кружево резных орнаментальных узоров. Итак. сруб. Но какими же были древние строения, основу которых составлял сруб."
Далее тут
http://kenozerjelive.ru/housetypes.htm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments