chehonin (chehonin) wrote,
chehonin
chehonin

Category:

Вторая Чечня — Шойгу уничтожает русских в Туве



В погибшем СССР, все люди одинаковы, но лишь в том, как одинаково они ненавидят русских.

Республика Тыва (она же Тува) — один из самых депрессивных и труднодоступных субъектов РФ. Ее столица — город Кызыл — регулярно возглавляет рейтинг опаснейших городов России. Население здесь целыми семьями растит на продажу коноплю, беспробудно пьет и режет друг друга. Русские, которые раньше составляли треть населения республики, со временем превратились в людей даже не второго, третьего сорта. Вместо законов здесь — уклад, вместо чиновничества — родовые кланы, вместо государства — дикое поле. Подробности о том, что происходит на родине министра обороны России Сергея Шойгу, — в репортаже Znak.com из самой мрачной дыры РФ.

Ммой собеседник, русский по национальности житель Кызыла, говорит, что к представителям «государствообразующего народа РФ» отношение здесь не самое теплое.

«Говорят, если ты русский, но еще не уехал, значит должен учить язык. Если русского и тувинца судят по одной статье, то русскому всегда дают максималку. Никакого толка от реформы МВД не было, вообще не понимаю, как менты аттестацию проходили. Тувинцы–полицейские отказываются говорить на русском, может, просто не знают языка?» — удивляется молодой человек.

Мой собеседник уверен, что тувинцы недолюбливают русских, потому что те живут на их земле. Ситуация усугубляется еще и тем, что в последние годы в Кызыл приезжает много тувинцев из отдаленных районов, где русских не было никогда.

«Русский для них — это „урус“. Если конфликт с тувинцем, при любом раскладе будешь виноват для полицейских, даже если сам их вызвал. Поэтому в полицию стараемся не обращаться, максимум, если какие–то знакомые есть» — продолжил мужчина.

При этом, по словам кызылчанина, отношение ухудшается и к тувинцам, которые общаются с русскими. Например, полтора года назад с ним перестал разговаривать школьный друг из–за того, что его затравили родственники жены.
«Он нас на день рождения пригласил. Приехали в кафе, хотели посидеть, потом к нему ехать. Но мы не понравились брату его жены. Сначала просто сидел, потом на друга бычить начал. Хреново понятно, но „урус, урус“ там с матом через слово. Они чуть не подрались. Мы уехали домой, потом Саня ночью позвонил, извинялся, говорит, дома ему скандал закатили. Зачем он русских позвал. Но мы же еще в 2017 году на их свадьбе со всей родней познакомились. А теперь, даже если случайно видимся, — ни пока, ни здрасьте…» — недоумевает мужчина.

Аналогичная ситуация, по его словам, даже в детских развлекательных комнатах. Русские семьи стараются приходить туда в первой половине дня, чтобы не сталкиваться с тувинцами.

«Если мы с детьми идем в развлекательный центр, то лучше бы там тувинцев не было. Не дай бог, ребятишки играют и нечаянно стукнутся с тувинцем. Сразу в адрес русских крики, проклятия», — говорит мой собеседник.

И это, по его мнению, не пустые угрозы. В Туве их действительно нужно опасаться, так как в Кызыле пропадает очень много детей.

Практически все русские, с которыми мне удалось пообщаться, подтверждают слова о неприязненном отношении к ним со стороны коренного населения республики.
И если семейные люди опасаются за будущее детей, то девушки, заканчивающие школу, рассказывают про регулярные окрики на улицах и участившиеся случаи изнасилований. При этом надежды на правоохранительные органы нет. По словам Анны, ученицы 11 класса, в полиции к подобным обращениям относятся с усмешкой. И рекомендуют решить вопрос «полюбовно» с родственниками насильников.

«К русским отношение ужасное, по улице идешь — тувинцы вслед орут. Но так было не всегда, это года три или четыре назад началось, когда тувинцы начали приезжать из деревень. Стало совсем плохо, девчонки стали пропадать. У меня подругу в 9 классе тувинцы вчетвером изнасиловали, чуть не убили. Родители в полицию написали, но им через два месяца ответили, что насильников найти не могут, хотя двое из тех парней до сих пор гуляют. Они в прошлом году уехали, оставили здесь квартиру и сейчас в Красноярске живут», — рассказала девушка.

Сама она планирует закончить школу и поступить в один из красноярских вузов.
По всей видимости, переезд остается единственной возможностью хоть как–то бороться со страхом (хотя, исходя из всего услышанного, впору говорить не о переезде, а об эмиграции). Большинство русских стараются как можно скорее переехать в Абакан или Красноярск. Но здесь появляется еще одна сложность. Как рассказал Znak.com сотрудник местной «Республиканской газеты» Сергей, среди тувинцев есть правило — «У русских недвижимость не покупать, когда придет время, сами придем и возьмем бесплатно».

Именно такую фразу он услышал от покупателей, когда пытался продать свой дом. В ответ Сергей просто заявил, что «когда придет время», он просто сожжет дом. Больше про «возьмем бесплатно» покупатели ему не говорили и дом в конечном итоге он все–таки продал.

ДНР, ЛНР, ТНР…
Несмотря на все вышесказанное, в Кызыле существуют оппозиционные властям СМИ — газета с говорящим названием «Риск».

«Здесь русский вопрос не стоит… Он уже закончился, — говорит мне главный редактор „Риска“, практикующий юрист Сергей Конвиз. — Куда ни пойдешь — в правительство, в администрацию, в полицию, в суд, — везде будут говорить только по–тувински. Хотя в суде должны говорить на русском. Я человек известный, со мною они говорят по–русски, но тут же при мне между собой говорят по–тувински. Это национальное бескультурье уже укоренилось. Для них выше нас идут корейцы, киргизы, монголы, а русские уже в самом низу».
По словам Конвиза, в советское время треть населения республики составляли русские. Но в 80–х годах, как и во многих национальных республиках бывшего СССР, здесь начались националистические, сепаратистские настроения. Организацию «Народный фронт» возглавил Каадыр–оол Бичелдей, и на русскоговорящих начались гонения. Но прежний президент (с 1992 по 2002 годы) Шериг–оол Ооржак был человеком советской закваски и все это подавлял. До того момента, пока в 2007 году Сергей Шойгу не привел к власти нынешнего президента республики — Кара–оола Шолбана, правой рукой которого, по словам Сергея Конвиза, и стал бывший лидер «Народного фронта» Бичелдей, который по–прежнему придерживается идеи провозглашения Народной Тувинской Республики.

«Дошло до того, что в прошлом году Тува выдвинула территориальные претензии к Красноярскому краю и Иркутской области с требованием вернуть республике незаконно отобранные земли», — говорит Конвиз.

Журналист отмечает, что в отличие от большинства чиновников позиции Бичелдея и Шолбана — не конъюнктурные, а принципиальные, своих убеждений они придерживаются с конца 80–х годов. И в настоящее время, по мнению Конвиза, в условиях ослабления влияния Москвы руководители республики уже близки к реализации своего плана.

Сергей Конвиз подчеркнул, что республика всегда была криминальной, но теперь эта криминальность стала «выкристаллизовываться». Наблюдается альянс части криминальных кланов с правительством.

Я спросил у Конвиза, как работается в столь криминальной республике, поступают ли ему угрозы. Он замолчал, на глазах выступили слезы.

«У меня здесь сына убили…» — объяснил журналист.

Известный тувинский политик, сын первого президента Тувы Андриан Ооржак встретился со мной, чтобы рассказать о своем видении ситуации в республике. Одна из главных причин, по его мнению, — реформа МВД, которая прошла здесь особенно жестко.

«У нас целые районы оказались лишены отделений полиции, в ряде населенных пунктов попросту не осталось участковых. Есть такие отделения, где сотрудники сами боятся выйти на улицу. Бензин и запчасти — за свой счет», — перечисляет он.

Ооржак, впрочем, не считает, что можно говорить о притеснении русских в республике, так как в депрессивном регионе одинаково плохо живется всем национальностям.

«Здесь неважно, русский ты или тувинец. Просто когда убивают русского, об этом сразу же говорят как о национальной розни. А когда погибает тувинец, это остается незамеченным», — считает Андриан.
Вместе с тем Ооржак признался, что гонения на русскоязычных в республике действительно были — в конце 80–х и начале 90–х годов, но благодаря своевременным действиям демократически выбранной власти к параду суверенитетов Тува не присоединилась.

По словам Андриана, главная проблема республики — не в людях, а в безработице. Даже по данным Росстата, она составляет почти 20%, хотя в реальности, по мнению политика, впору говорить про 60–70%.

«Какой выбор может быть у бедного человека? Воровать, заготавливать наркотики, кончать жизнь самоубийством, идти в тюрьму. Чтобы переломить тенденцию, в регионе нужно создавать новые рабочие места», — считает Ооржак.

По словам Андриана, Тува — это карикатурное отражение российской действительности: «Все, что здесь представлено в такой гротескной форме, в той или иной мере существует по всей России. Но именно здесь, в силу бедственного положения региона, прямо сейчас происходит распад государства».

Жизнь по обычаям
Распад государства… Да, это именно то, что ощущается здесь больше всего. Будто бы находишься в отдаленной провинции Римской империи, куда и во времена расцвета ничего не доходило. А теперь, во время упадка, принадлежность к чему–то общему лишь номинальная. Все остальное устроено и живет по своим даже не законам, а уже обычаям.

Находясь в центре Кызыла, я поймал себя на мысли, что нужно взглянуть на крышу администрации. Проверить — есть ли там российский флаг. Да, он там был, но какой–то неуместный, второстепенный. На его месте мог висеть китайский, монгольский или венгерский — такой же бессмысленный и чужой. И вдруг я осознал, что такая мысль — поднять голову и взглянуть на флаг, находясь в российском городе, — зародилась у меня впервые.

Никита Телиженко

https://www.znak.com/2021–03–01/raspad_gosudarstva_v_rossiyskoy_stolice_ubiystv_reportazh
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment