November 25th, 2010

(no subject)

Только тут подумал недавно, что бухло, да и вообще любая мощная интоксикация, отбирают, воруют у тебя твою жизнь, ведь это уже не ты, или не совсем ты, получается.
А тут как раз глас народа подоспел.

" Алкоголь упрощает мышление и сужает сознание. Фактически это чем–то похоже на растянутую во времени смерть, только lite edition. Посмотрите на алкоголиков. Они как–то не думают, ничем себе не парят мозги. Отбывают номер на этой планете каждый день. А если о не–алкоголиках поговорить, то часто ведь бывает, что эмоции человек глушит водкой. Тоже чтобы перестать думать.

Так вот, собственно мысль. Психиатрия считает (считала? Псайдок, поправь если моя инфа устарела:)), что систематическое употребление алкоголя — это парасуицидальная тенденция. Не настоящий суицид, но очень близко. То есть, пьяницы тупо себя убивают. Пулю в лоб духа не хватает пустить, но lite edition — в самый раз."

"ТО ЛИ ДЕЛО УПАРЫВАТЬСЯ! СРАЗУ НАЧИНАЕШЬ УСИЛЕННО ДУМАТЬ, НА САМОМ ЛИ ДЕЛЕ ТАК ВАЖНЫ ЖАБРЫ ИЛИ МОЖНО ДОЙТИ ДО МАГАЗИНА БЕЗ НИХ "

"Вспомнилась советская социальная реклама. Фанерный щит с надписью "Алкоголизм — медленная смерть". Поперек щита было от руки намалевано "А мы и не торопимся".

(no subject)

Животное должно быть порализовано, но живым, чтобы сердце продолжало гнать кровь по сосудам. Потому что после оглушения свиней (КРС, МелкийРС) подвешивают за задние конечности, а в артерию, отходящую от сердца, вставляют полый нож и собирают кровь на пищевые цели (кровяные колбасы, зельцы), затем просто позволяют стекать в желоба. Уже от обескровливания животное погибает.
Если же сердце остановится раньше, то кровь не выйдет в полном объеме из туши, что приведет к низкому качеству мяса и его быстрой микробиологической порче.

Вот казалось бы, скучная работа — целый день стоишь и опаляешь туши. Но в мыслях он — бравый морпех с огнеметом наперевес, в джунглях Вьетнама, борется с мировым коммунистическим злом, напалмом выжигая врагов империализма. ОСТАВИМ ПОСЛЕ СЕБЯ ВЫЖЖЕНУЮ ПУСТЫНЮ! А вечером, усталый, но довольный, он идет домой, к жене и детишкам, и скупая мужская слеза катится по его небритой щеке — вот я и вернулся домой, к семье.