August 22nd, 2015

(no subject)





http://www.booksite.ru/fulltext/vere/scha/gin/1/3.htm

Командуют Кауфманы и Шемпели, а как до дела доходит то спасает всех Назаров.
"Раненых, но способных держать оружие, упоминает Верещагин, привел из лазарета арестованный Кауфманом за дерзость полковник Н. Н. Назаров. Именно он, а не назначенный Кауфманом комендантом крепости майор Штемпель, из обрусевших немцев, стал душой обороны. Узнав о штурме, Назаров тут же решил, что он должен быть вместе с ее защитниками, явился на самое опасное место и постарался успокоить растерянных солдат, бежавших к нему со словами: «Врываются, ваше высокоблагородие, врываются!» Назаров спокойно ответил: «Не бойтесь, братцы, я с вами». И этой уверенностью в себе и в том, что ничего страшного не происходит и дружными действиями они отобьют атаку, он сразу приглушил панические настроения. Тем самым он расположил к себе влившегося в ряды защитников крепости Верещагина. С этой минуты, вспоминал художник, они с Назаровым были неразлучны все дни штурма."
" Русские метко вели огонь с крепостной стены, но одновременно жалели подстреленных врагов.

«Одного, помню, уложил сосед мой, – писал Верещагин, – но не насмерть – упавший стал шевелиться; солдатик хотел прикончить его, но товарищи не дали.

– Не тронь, не замай, Серега!

– Да ведь он уйдет.

– И пусть уйдет, он уже не воин».

Противник же жалости к «урусам» не испытывал. После одной из контратак, когда защитники крепости выбежали за ее пределы и преследовали неприятеля в поле, потери русского гарнизона оказались особенно велики. «Я наложил потом стогом две арбы тел», – упоминал Верещагин. «Ужасны были тела тех нескольких солдат, которые зарвались и головы которых... были глубоко вырезаны из плеч, чтобы ничего, вероятно, не потерялось из доставшегося трофея. Солдаты кучкою стояли вокруг этих тел и решали, кто бы это мог быть... "
"Особую задачу при обороне крепости представляло уничтожение огнем во время контратак саклей местных жителей, тянувшихся вдоль крепости по внешнюю сторону ее стены, – там прятались снайперы. В одной из таких вылазок Верещагину, опередившему товарищей в азарте преследования, довелось сойтись врукопашную во дворе сакли с двумя узбеками сартами. Один из них, с поседевшими волосами, но крепкий, могучий, представлял особую опасность, и художник вдруг осознал: если не придет помощь, он будет убит. Делать нечего, в отчаянии позвал подмогу: «Братцы, выручай!» На его счастье, свои были рядом. Солдаты и офицеры по окончании боя добродушно подшучивали над художником, вспоминая его отчаянную борьбу и крики о помощи, будто бы просил он: «Спасите!» Но и этот боевой эпизод, и другие отважные действия Василия Васильевича – именно так, с легкой руки полковника Назарова, все в крепости стали почтительно называть примкнувшего к ее защитникам художника – свидетельствовали о его геройстве и презрении к смерти."

(no subject)

Андрій Сидоренко

"Однажды, субботним утром, Петр Алексеевич с супругой приехали к себе на яхту с цифровыми весами.
Чтобы проверить, не подъедается ли команда хозяйскими орешками, оставленными в их каюте.
Каждый хозяин, безусловно, имеет полное право проверять свою прислугу на порядочность. Но весь прикол в том, что эта проверка была в тот день единственной причиной визита. Это же какой широтой души нужно обладать, чтобы в пятницу из за орешков не спалось?!
Именно эта история, рассказанная мне очевидцами, и есть той причиной, по которой я не верю, что Порошенко согласился отдать Севастопольский судоремонтный завод и ничего не получить взамен."