January 4th, 2019

(no subject)

Пелевин пишет стереотипически. Именно так люди представляют себе олигархов, бандитов, бизнесменов. Это лубок. Скорее всего он не знает как на самом деле, но тема его привлекает. Видно что пишет и смакует горячие точки в своем мозгу. Жаль только что хорошего текста меньше десятой части в книге. Это маленькая хорошая картина, вокруг которой налеплены несколько рядов уродливых рам из пластелина. Надо сделать сервис, где будут только чистые его тексты, без мишуры, отфильтрованные ) Хотя понятно что на самом деле все не так, но как потешные тексты это все интересно. Иногда идея хорошая, но явно лень писать, и все получается никудышно. Как с этими олигархами которых поставили на буддистский обратный отсчет ) Просветлели за деньги так что жизнь стала не мила и вот вот совсем исчезнут.

(no subject)

В бедах россиян виноват не царь, не горбачев ельцин путин, не климат, соседи или америка и евреи. В бедах россиян виновата вечная как мерзлота, бесконечная как наши просторы, непролазная глупость. Мерзлота вроде начала подтаивать. Весь мир стремительно меняется. Может и у нас что то изменится к лучшему.

(no subject)

Удивительный, безумный, кровавый лохотрон. Он настолько ебнутый что искренне это пишет. "Деньги на храмы" после нефтянки РПЦ самая богатая контора. А кто то им денег дает ) Бойцы прикрывают жопы самым богатым людям мира, люди катаются по морям на самых больших в мире лодках, кайфуют, а эти смешные какие то миллионы обсуждают с придыханием, рублей ) Ну что кто виноват ? Глупость виновата. Отсутствие интеллекта вернее. Кто скажет что у прилепина нет жизненного опыта ? И сколько таких прилепиных, миллионы. Вот просто так, что бы столько вдруг появилось ебнутых, собирающих "на храмы", на мясорубку гражданской войны, лижущих грязные жопы таких же ебнутых в кремле, совершенно неадекватных. Просто так такое не бывает. Не верю. Вот тут без шуток может быть раз в год в водичку бутылированную что в торговых сетях, капают какое то "спецсредство" типа КГБшного аналогоа ЛСД. Что бы перло не по детски. Что бы прыгали играли что бы не остывало. Это же явно Стругацкие уже. Куда уж больше. Как им протрезветь ? Насильно в Исландию на год ? Так их слишком дохуя стало не влезут все.

Приведу текст

"Мужицкая соль земли

Пока живу, буду помнить эти странные и удивительные встречи. Звонит моему агенту некий неизвестный: «Хочу пообщаться с Захаром». Такие звонки, без кокетства, бывают часто, слишком часто, и агент для того и предназначен, чтоб понять, с кем мы имеем дело: с очередным спасителем человечества от инопланетной угрозы или… В общем, я приезжал в Москву на день из Донецка, встречался на Красной площади с читателями, еле разговаривал, в голове что-то другое было. После встречи подошел агент, говорит: «Ты с человеком обещал встретиться». Ой, думаю, сил совсем нет… Но обещал же.
Сели втроем в каком-то ресторане: агент, я, звонивший. Он — крепкий русский мужик, очень спокойный, брюнет. Начали медленно, почти нехотя говорить за то за сё. Почти не пили. По рюмке коньяку. Через какое-то время я ожил и почувствовал к человеку что-то вроде уважения, но, скорей признаться, неясный человеческий интерес. При всем том что он вообще не пытался меня заинтересовать, говорил в целом скупо, но всегда очень продуманно и точно. Немного о себе, немного по состоянию дел в России, немного по экономике. Этим и заинтересовал — безупречной точностью формулировок и минимальным вложением эмоций. Видно было — трудяга, а никакой не аристократ. Русский умный и дельный мужик без пафоса. Когда уже расставались, он дал пакет — самый обычный, рублей за пять: «Это вам, возьмите». Я кинул пакет в сумку. Крепко пожал ему руку. С этим пакетом в сумке вернулся в Донецк и куда-то сразу умчался по неотложным. Вспомнил только к вечеру о подарке. Залез в сумку, вытащил пакет. Там было три миллиона рублей. Честно говоря, у меня второй раз была такая сумма в руках. Я небогатый человек. И деньги меня несколько пугают.

Написал ему тут же: «Спасибо, но… что с ними делать?» Он говорит: «Это ваши. Но у вас гуманитарный фонд — можете туда вложить». Написал жене, Маше. Она с детьми, с четырьмя, была в Нижнем. Написала в ответ: «Ни рубля домой не присылай, это не нам. Потрать все там, на местных, на нуждающихся, на больных и раненых». Так и сделал.

В другой раз, уже через год, меньшую, но тоже очень крупную сумму дал великий режиссер и не менее великий актер, и вообще удивительный человечище. Сын офицера НКВД, между прочим. Я спрашиваю: «С меня отчет нужен какой-то?» Он даже не ответил — махнул рукой. Трать, мол, верю. Маме написал своей, с кем виделся. Она пишет: «Я его тридцать лет как люблю всей душой». … кто ж его не любит.

Третий раз, меньшую, но опять же неприподъемную по моим меркам сумму дал культовый рок-музыкант, которого вся страна любовно зовет уменьшительным именем.

Посидели с ним в кафе, он рассказывал о том, как помогает православным храмам в самых разных странах мира. Об этом, кстати, никто не знает. Как и о том, что он помог мне.

Но самые большие деньги переводил мне и переводит вот уже, кажется, пятый год человек из Новосибирска. Кроме того, он периодически собирает какие-то удивительные подарки нуждающимся солдатам и детям. Подходит к этому с истинно мужской изобретательностью и смекалкой: там только очень нужные, очень качественные и очень надежные вещи.

Как-то один знакомый командир попросил его помочь с одеялами и постельным бельем. Знаете, что сибиряк сделал? Он заказал отдельный вагон в грузовом составе в поезде из Новосибирска — и все нуждающиеся были обеспечены разом. Он, этот человек, откликался каждый раз, когда его просили, и каждый раз помогал. И постоянно помогал, когда не просили.

Я видел его только однажды. Приезжал в Новосибирск на читательскую встречу, и он пришел туда, спокойный, собранный, просто одетый — русский мужик после пятидесяти.

Мы пошли на ужин в небольшой компании: он и еще пара моих друзей.

Не скажу, что они были похожи с тем, первым — разве что крепкая, уверенная мужская порода, выдержанность, отсутствие малейшей позы роднила их.

По каким-то зримым и незримым признакам, немного поразмыслив, я понял, что деньги у них есть — и у первого, и у второго — но не десятки миллионов, а куда меньше.

Но и никакого желания пользоваться благами, даруемыми этой обеспеченностью, у них тоже нет.

Я расспросил у этого, новосибирского, есть ли у него машины, яхты, как часто он ездит за границу. Он спокойно отвечал, что яхты нет — не нужна, машина — есть, такая же, как у меня или наподобие, за границей был несколько раз… Но… всё там ясно, что там делать. Жена, дети? Да, есть. Всё в порядке. Всё на местах. Не сказал бы, что у первого, у второго имеются какие-то политические взгляды — нет. Только здравый смысл и человечность.

Здравый смысл им сказал: «Зачем мне так много — всё равно на всё хватает». Кажется, дело было так. На самом деле я не знаю как. Я их не разгадал. Имен своих они не просили называть. Но и не называть не просили. Сказали: «Если нужно — назови. Не нужно — не называй». Они не скрываются и славы не ищут. Пишут мне редко, раз в год, не чаще.

Один написал, кажется, какую-то мысль по поводу Сергея Есенина, когда узнал, что я пишу о нем книгу. Очень дельную мысль. Второй написал, что скорбит о гибели моего товарища Александра Захарченко, и выразил соболезнования. Очень сдержанные.

И больше ни слова. Кажется, это и есть христианское отношение к жизни.

Ходят ли они в храм, я не спросил."
https://prilepin.livejournal.com/1300383.html#comments

(no subject)

«Фуджи И», – сказал он, морщась от кокаина. – Вот почему у Дамиана в названии японская гора, а не «Пик победы», например? И английскими буквами еще.

– У России карма такая, – ответил Юра. – Хоть знаю теперь, как это называть, лысые научили. Вон у Толстого в «Войне и мире», помните? В двенадцатом году, когда Наполеон наступал, в светских салонах вводили штрафы за французскую речь. Тогда сосали у французов. А сейчас отсасываем у англосаксов.

– В каком смысле отсасываем?

– В культурном.

– Ну, это не главное, – махнул рукой Ринат.

– Вот ты не понимаешь, – ответил Юра. – Это как раз самое главное и есть. С культуры все начинается, все вообще. В сорок пятом Германию разбомбили в лоскуты – через десять лет она снова Германия. А мы из Германии все заводы тогда вывезли – и что? Через тридцать лет опять сам знаешь где. Совок при Брежневе, кстати, тоже не крылатыми ракетами заебошили, а джинсами и роком. То есть вепонизированной культуркой. Я тогда уже хорошо соображал, все помню. И сейчас то же самое будет.

– Поживем – увидим, – хмыкнул Ринат.

– Что с нами вообще произошло за последний век в культурном плане? – вопросил Юра. – Революция, Гагарин? Да нет. С ломаного французского перешли на ломаный английский. Потому что русская культура свои жизненные соки и смыслы не из себя производит, как Китай, Америка или Япония, а из других культур подсасывает. Вот как гриб на дереве. И за одобрением тоже за бугор бегает, как в Орду за ярлыком. Петя Первый, упокой его Господи, отрубил все корни – и пересадил. Серьезный был ботаник. С тех пор и прыгаем с ветки на ветку с бомбой в зубах…

(no subject)

Женщину можно разлюбить, любую, даже самую лучшую. Год, два, ну пять лет, и все пройдет. Вылечишься. Родину невозможно разлюбить никогда. Даже с наркотиков самых сильных, некоторые слезают, и живут потом нормально, я знаю таких человек пять. Но ни разу я никого не видел, кто слез бы добровольно с Западной Европы. По сути это то же наркотик. Попробовал один раз, пожил, и навсегда. Никто не возвращается обратно по собственной воле. Никогда. Все живут, ковыряются с расстояния в ранах родины, новости хуевости смотрят читают слушают, интересуются, но обратно не хотят и не могут.