February 6th, 2021

(no subject)

Свело ногу, дико конкретно икру. Хромаю теперь.
Нырнул, вынырнул, выходил уже, и дикая боль. Непонятно почему так. Бегаю не много, меньше 10 км как правило. Гири не очень тяжкие, скромные. Вообще всё скромно. И вода без льда, плюс 7 воздух 10


(no subject)

Посмотрел и подумал недавно, а ведь Лукин предугадал ближайшее будущее этого человека. Огонь, черный дым, война. Какой сделал страшный фон.
Где они могли познакомиться? Когда, при каких обстоятельствах? Интересная могла бы быть история.

(no subject)

Когда читаю Довлатова, вот прям совпадает его настроение моим. А может читаю когда совпадает, так совпадает. Какая то у него все время меланхолия, тоска, и особое настроение, шутливого отчаяния. Чего ему не хватало ? Чего мне не хватает бывает ? Как бы он жил в наше время, когда поставленную, нормальную грамотную речь, без слов паразитов, без мата, с хорошим словарным запасом не встретишь уже. Когда 30 лет уже выкашивают нормальных, хороших людей как косой. В окно наверно выпрыгнул бы стразу, без долгих размышлений, как несколько моих знакомых. Просто понял бы что оказался в аду, и вышел. Рецепт что делать, когда жизнь не мила, у него описан. 70ые, "Брежневское время", причем не где нибудь, а в очень приличной Эстонии.

— Мишка, — говорю, — у тебя нет ощущения, что все это происходит с другими людьми… Что это не ты… И не я… Что это какой-то идиотский спектакль… А ты просто зритель…

— Знаешь, что я тебе скажу, — отозвался Жбанков, — не думай. Не думай, и все. Я уже лет пятнадцать не думаю. А будешь думать — жить не захочется. Все, кто думает, несчастные…

— А ты счастливый?

— Я-то? Да я хоть сейчас в петлю! Я боли страшусь в последнюю минуту. Вот если бы заснуть и не проснуться…

— Что же делать?

— Вдруг это такая боль, что и перенести нельзя…

— Что же делать?

— Не думать. Водку пить.

Жбанков достал бутылку.

— Я, кажется, напьюсь, — говорю.

— А то нет! — подмигнул Жбанков. — Хочешь из горла?

— Там же есть стакан.

— Кайф не тот.

Мы по очереди выпили. Закусить было нечем. Я с удовольствием ощущал, как надвигается пьяный дурман. Контуры жизни становились менее отчетливыми и резкими…

Ну и на "Вечный вопрос" почему всегда так ? Довлатов дает забавный ответ. Сейчас в наше нынешнее время, когда мы все 30 лет уже "пациенты", этот фрагмент особенно ярко сияет.


-- Опять-таки жиды,-- добавил караульный.
-- Чего -- жиды? -- не понял Борташевич.
-- Жиды, говорю, повсюду. От Райкина до Карла Маркса... Плодятся, как опята... К примеру, вендиспансер на Чебью. Врачи -- евреи, пациенты -- русские. Это по-коммунистически?