March 27th, 2021

(no subject)

Море все время разное. Буквально за полчаса может полностью меняться. Очень красиво всегда.
Небо тёмное, идёт фронт, а вода почему то светлая. Круто жить так близко рядом с вечностью. Выходишь не раз за день, подышать, посмотреть. Мне недавно на День Рождения пожелали что бы Моне нашел, купил, подлинного. Так вот он, и даже несравнимо круче, всё время разный, невероятный художник, бесплатно, живой творит ежесекундно.


(no subject)

Народ бузит и бузит. Штрафы, запугивания, ничего не помогает. Похоже многим уже становится совершенно пофиг, жизнь то проходит, и проходит в каком то лживом, чудовищном говне. Люди протестуют. Протесты нарастают. Власти охуевают. Говорят что не хватает полицейских сил всё это подавлять. Силы то конечно есть, но не для таких ситуаций. Поэтому власти заходят в тупик.








(no subject)

Кусок из письма другу. Человек так "самоизолировался" в Финлядии, что решил стать помещиком. Земли много, возможности есть. Конечно это дико, после прошлой то жизни. Жили в Брюсселе. Она любила оперу, посещали все премьеры во всех Европейских странах. Он занимался искусством, много путешествовал. И вот вдруг земля, потому что год уже, а просвета не видно. И старенькая мама 90 летняя там вместе с ними. Мама жила в Петербурге, приезжала в гости в Брюссель, и вот все вместе они на глухом хуторе под Миккели. Непонятно как выдерживают так долго. Общения нет никакого вообще. Жена финка. Мать языками не владеет.

Раннее утро, заря еще только занимается, но уже светло и видно бескрайнее поле. От земли идет пар, она словно живая, просыпается после долгой, зимней спячки. На поле трое. Коренастый, мощный дед, лет шестидесяти, похожий на буйвола из американских фильмов, тащит в упряжи плуг, за которым изящная, аристократичная женщина лет пятидесяти. Процессию замыкает совсем пожилая женщина, она засевает. Земля поддается тежело, видно что все трое, давно выбились из сил, капли пота градом стекают по их утомленным, измученным, изможденным лицам, падая прямо на землю, словно хотят напитать ее для лучшего урожая. Видно они давно голодают, еле пережили эту страшную, долгую, финскую зиму. Но голод их иного толка. В добровольном заключении, без культурных событий, без чудного биения жизни, увядают они, усыхают, да просто сходят с ума )))