Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Реклама везде "вакцинации", даже со стишками, что то там про хватит бояться. Я бы им посоветовал такие
Хватить бояться - пора убиваться ! )))

Всюду видно какое то маниакальное желание всех "привить" Как будто люди не заражаются и их надо насильно заразить. Что то в этом есть, очень нехорошее.
Тем более что логики нет совсем. Если у вас укол от старого варианта, а сейчас вы пугаете новыми, более страшными вариантами, зачем колоть от старого ? Ёбнутые совсем что ли ? Так и есть.

(no subject)

Как легализуют кокаин так все и наладится ) Писатели, поэты, музыканты, режиссеры, политики, Серебряный Век, все дела, таланты, яркая, красочная, насыщенная жизнь. На кофе не взлетает, не ладится, только ползает еле еле шевелится, не летает так как могло бы, не пишется, не сочиняется,потому что не то топливо совсем, не те люди. Продавали сто лет назад, легальнго в любой аптеке, потом запретили, боролись, но все равно все еще летало не хило так, даже на кратно разбавленном некачественном говне, потом по инерции летало, потом заглохло совсем. Короче надо легализовывать. Собирайте подписи )
Чтобы снова Лени Рифеншталь и Чарли Чаплин, Булгаков и Бунин, Гитлер и Черчиль, и всё и все все все, что бы как в старые добрые времена )

2021 Ростов–на–Дону–Пиздец




"Ну что, мы вполне успешно входим в новые 1990–е. У нас в Новосибирске то же самое — торговля, конечно, не в центре города, но уже и не на окраинах. Стоят пенсионеры, продают действительно всё — от книг до старых вещей и цветов. Появились они года три–четыре назад, а сейчас их прямо немало. Нищие рядом с ними, кстати. И всё это посреди сугробов метра по полтора высотой."

(no subject)

Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью
Не стоит мешать людям сходить с ума
Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди
Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума
Уметь довольствоваться настоящим
Радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже
Антон Чехов

(no subject)

Стихи падают с неба как вода дождем. Часто просто раз и пошло. Ничего не сидишь не выдумываешь, просто записываешь, часто быстро забываешь если не успел записать. Так же и с музыкой. Хорош сейчас телефон всегда под рукой.

Я видел все и больше мне не надо, смотреть на ужасы мирского бытия
Я вдоволь напитался яда, спасибо всем учителям.

Мощно звучит. Просто как гром с неба. Какая такая моя заслуга во всех моих талантах ? Ну может только если интеллект, и то, он у меня мне кажется исключительно благодаря непростой очень жизни, с самого начала. Да может даже до, мамка беременная намучилась, а ребенки говорят все чувствуют, еще в животике, волнуются то же.

Надо бы видео блог вести. Это удобно, быстро просто молодежно. Столько развелось учетелей, все чему то учат. Я учить не хочу, хочу показывать просто, кому надо тот научится. Научить вообще невозможно, можно только научиться. Интеллект он как спасательный буй, вытаскивает тебя из любой самой страшной глубины, и он дает тягу учиться. Стремиться к новому, развивать душу. Если у тебя есть интеллект то навряд ли ты сбухаешься, утонешь. Занырнешь возможно да, ведь это так интересно, по молодости то, по неопытности. Но потом обязательно выплывешь.

(no subject)

Если бы от выборов что-то зависело, то нам бы не позволили в них участвовать.“ - Марк Твен

(no subject)

Дагестанский поэт, член Президиума Верховного Совета СССР, Расул Гамзатов написал стихотворение «Журавли» на родном языке, по-аварски, и тема журавлей была навеяна посещением расположенного в Хиросиме памятника японской девочке по имени Садако Сасаки, страдавшей от лейкемии после атомного взрыва в Хиросиме.

Садако Сасаки надеялась, что вылечится, если смастерит тысячу бумажных «журавликов», пользуясь искусством оригами. Журавли также имеют свой образ в русской культуре, с которой Гамзатов был очень близко знаком, как переводчик русской классической поэзии.

Когда Гамзатов летел из Японии домой, в СССР, он думал о своей матери, весть о кончине которой пришла в Японию. Он также вспоминал старшего брата Магомеда, погибшего в боях под Севастополем, вспоминал другого старшего брата, без вести пропавшего военного моряка Ахильчи, вспоминал о других близких людях, погибших в Великую Отечественную войну. Журавли у Гамзатова — это и аварские, и русские журавли.

В 1968 году стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнева было напечатано в журнале «Новый мир» и начиналось словами:

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

Наум Гребнев — известный переводчик восточной поэзии, её классиков и фольклора.После Великой Отечественной войны вместе с Гамзатовым учился в Литературном институте, и с той поры начались их дружба и сотрудничество. Война застала Гребнева с самого её начала, поскольку в это время он служил на границе, под Брестом. Он отступал вместе с Красной Армией, попал в знаменитое Харьковское (Изюм-Барвенковское) окружение, вышел одним из немногих, форсировал Северский Донец, воевал под Сталинградом, был трижды ранен, и после последнего ранения 12 января 1944 года война для него «кончилась». Свои воспоминания о войне он озаглавил «Война была самым серьёзным событием моей биографии». В перевод стихотворения «Журавли» он вложил и свой опыт войны.

Создание песни
Стихотворение «Журавли», напечатанное в журнале, попалось на глаза певцу Марку Бернесу. Сам Бернес в войну никогда не участвовал в боях, но он ездил выступать с концертами на передовую, играл роли простых солдат в фильмах военного времени.

Прочитав стихотворение «Журавли», возбуждённый Бернес позвонил поэту-переводчику Науму Гребневу и сказал, что хочет сделать песню. По телефону, сразу же, обсудили некоторые изменения в тексте будущей песни, и Гребнев заменил в том числе слово «джигиты» на «солдаты». Расул Гамзатов вспоминал:

Вместе с переводчиком мы сочли пожелания певца справедливыми и вместо «джигиты» написали «солдаты». Это как бы расширило адрес песни, придало ей общечеловеческое звучание.

(no subject)

Сальватор Роза 17 век, "Ганжуберсерк пробуждает Пелевина" или "The Dream of Aeneas"

(no subject)

Нацумэ Сосэки
"Ваш покорный слуга кот"

http://www.livelib.ru/book/1000330296

"Эта книга стала моей отрадой, моим моральным отдыхом последние несколько недель. Трудно не согласиться, что ХХ век начался сложно для многих стран, и Япония также не становится исключением – в романе Нацумэ Сосэки остроумно подмечены основные взгляды и стремления японского общества, стоящего на пороге капитализма, ненавязчивые «шпильки» в сторону религиозных восточных практик, современной, на тот момент, литературы и искусства, и высмеивание доходящих порой до абсурдности отношений в браке, и о многом-многом другом.

Повествование как бы течет размеренным потоком, в котором, по сути, не случается ничего значительного. Даже русско-японская война, проходящая в тот период, совсем никак не отражается на героях романа, продолжающих жить в своем тихом квартале, погрязшем в повседневности, единственные неприятности в котором могут создавать лишь шумные гимназисты, учащиеся неподалеку, да заблудившийся ненароком вор.

Тем не менее, бытовая жизнь, при всем размеренном темпе, постоянно кипит, хотя тут и везде в романе нельзя забывать, что все описываемое происходящее – лишь с точки зрения обычного Кота, который по-своему и весьма специфично воспринимает природу человека, и чего стоит, например, его главное заключение «что не все люди – люди». Зачастую герои могут с полной серьезностью рассуждать о вещах совершенно несерьезных, и, наоборот, с несерьезностью отнестись к какому-нибудь довольно серьезному вопросу, но именно такие сатирические приемы и позволяют в итоге составить полноценную социальную повесть.
Кот, показывает себя лучше, чем от него ожидаешь, хотя ничего не было приукрашено. Он остается тем фривольным, ленивым созданием с благородным чувством собственного достоинства, но, тем не менее, не может не впечатлить его ясная острота мышления в сочетании с некоторой наивной простодушностью, воспринимая многое за «чистую монету».
Прежде всего, Кот предстает перед нами как созерцатель – да, его кругозор не слишком широк, даже заключается в пределах своего квартала, где тоже весьма ограниченное количество действующих лиц. Но все окружающее, он изучает, наблюдает и делает соответствующие выводы. Проживая в доме учителя и регулярно присутствуя при его беседах, Кот живо составляет собственную мировоззренческую позицию:
«Я единственный в мире кот, которого судьба наделила умом, а поэтому тело мое имеет особую ценность. Есть пословица: «Береженного и бог бережет», - а поэтому и нужды подвергать себя опасности лишь для того, чтобы доказать свое превосходство, значит не только причинить себе горе, но и нарушить волю небес. Гордый тигр в зоопарке спокойно живет рядом с грязной свиньей, а дикие гуси и лебеди, попав живьем в руки торговцев птицей, умирают на той же кухонной доске, что и обыкновенные цыплята и куры. Если ты оказался среди заурядных людей, то ничего не останется как смириться и стать заурядным котом. А если ты стал заурядным котом, то надо ловить мышей…»

размышляет и даже иногда с надменностью философствует:
«Ценность человеческой жизни определяется не словами, а делами. Если все идет так, как ты сам этого желаешь, и постепенно приближаешься к своему успешному завершению, значит цель жизни достигнута»
В Кусями-куне, хозяине Кота, по роду деятельности (учитель английского языка) и циничному взгляду на мир легко можно узнать самого автора книги, Нацумэ Сосэки, правда, в передаче глазами своего питомца он выглядит невероятно безумным. Скорее всего, едко критикуя современное писателю общество, в котором «человек может отобрать у кошки крысу», Нацумэ Сосэки, на мой взгляд, специально описал себя с преувеличенной долей самокритики. Возможно, чтобы подчеркнуть свою чужеродность с окружающей социальной обстановкой, возможно, чтобы при таком освещении окружающих недостатков, нельзя было умолчать об собственных.

Помимо саркастической критики общества Японии начала ХХ века, нам эта книга может быть также интересна со стороны рассмотрения старых традиций и культуры Японии. Поэтому, кого не утомляют путешествия по сноскам, откроет для себя множество нового, но зачастую и без всезнающего Гугла не обойтись – как выглядит прическа бункин-но такасимада? Как танцуют народный танец нэкодзя-нэкодзя или сутэтэко? Невероятно много интересного можно найти на страницах этой книги совершенно случайно.

И напоследок, это хотелось бы пожелать книге нового переиздания"