Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

(no subject)

Сметана из блатарей был, редкостный гандон. В 96 вышел, загулял как всегда, в Петербурге познакомился с девочкой-красавицей. Закрутил голову, задурманил, вот и свадьба уже. Папа девочки директор оборонного завода. За столом сидел с награндым стволом и охраной, крутой мужик, умный,все понимал, а что он мог сделать ? Дочка хочет хулигана. Баб вообще легко обмануть. Нужна ли женщинам такая, абсолютная свобода ? Они же по другому думают, по другому все воспринимают, сердцем, инстинтками, не мозгами. Ну и кончиллось все стандартно, при мне его брали, в жопу бухого, из битой тачки выковыривали, сел да не вышел. Жизнь девочки поломана, а сколько таких судеб ? С малолетства бухают теперь, черти чем занимаются, губят и здоровье и себя. Ни семьи, ни детей нормальных, ничего. "Свобода"
Лошака чего то сегодня вспомнил. Был лично знаком, хороший был человек, искренний, репортажи снимал настоящие. Вот почему русские так себя изводить стали ? Вот как будто включилась у всех разом программа на самоликвидацию. Вот тут видно, лица нормальные у многих, а пьют химию какую то жуткую, тупо себя убивают. Никто не верит что "Перестройка" Горбачевская, и уничтожение страны, людей убило больше чем ВОВ. Люди искренне себя убивали, по полной, водокой, тормозухой, чем угодно. Пили военными городками, заводами, деревнями, городками. Пили до смерти, умирали быстро. Россия из космоса ночью раньше видна была как страна, "Светилась" сейчас это отдельные жалкие точки. Страны не видно, страна во тьме, страны нет.

(no subject)

76.2 x 238.8 x 109.2 cm Юрун Верховен
"Lectori Salutem" 20 экземпляров. Цена 100-200 тысяч евро.

Юрун разработал рабочий стол, основанный на историческом силуэте, в данном случае взятом из рисунка, сделанного краснодеревщиком эпохи Арт-Нуво Франсуа Линке.
Стол построен из множества индивидуально сформованных деталей из нержавеющей стали.
Использовались инструменты, намного превосходящих доступные независимому дизайнеру. Верховену нужен был передовой завод, с возможностью достижения максимально точных результатов в нескольких различных процессах (лазерной резки, штамповки и сварки). Воспользовавшись экономическим спадом, который сделал компании гораздо более открытыми для внеклассной деятельности, он убедил автомобильный завод пойти на это. Как он сказал в интервью 2013 года, «процесс, который обычно использовался для изготовления десяти тысяч одинаковых вещей, [теперь] использовался для изготовления только одной.
После окончательной доработки Lectori Salutem включал не менее 150 отдельных панелей из стали, собранных с использованием 2300 болтов.
Работа требовала тщательной ручной обработки, полировки поверхности до состояния зеркального блеска. Невероятная сложность объекта подчеркивается открытой задней частью, через которую видны сложные внутренние соединения, которые контрастируют с плавной внешней поверхностью.
Однако было бы неправильно рассматривать Lectori Salutem только как сложное технологическое производство. Название дает ключ к более глубокому смыслу работы. В переводе с латинского «привет, читатель» фраза (часто сокращенно LS ) когда-то использовалась для начала переписки. Это теперь архаично, а использование Верховеном согласуется с его интересом к историзму. Его работа имеет столько же общего с работой Линке или великого мастера ар-нуво Гектора Гимарда , сколько и с самолетом или гоночным автомобилем, на который он внешне похож. Оба объекта в равной степени разделяют античность и футуризм.

Другой уровень смысла в столе более личный. Когда Йерун и Джоуп окончили Академию дизайна в Эйндховене в 2004 году, они создали студию дизайна под названием Demakersvan вместе с третьим студентом, Джудит де Грау. Как дань уважения его двум творческим партнерам, Йерун построил Lectori Salutem так чтобы включить контуры их лиц, в двух молдингах, которые укрепляют верх стола. Это символизирует момент в жизни, когда существовал идеальный баланс между мной, Джоэпом и Джудит - сказал он. Эта трогательная особенность дополняется надписью, видимой в интерьере письменного стола, которая дает честь всем другим людям, которые помогли реализовать проект.











(no subject)

Чем то мне это напомнило прекрасные французские клинки Ампир. Синением конечно.

CZ 75 Guncrafter Industries


(no subject)

«Фуджи И», – сказал он, морщась от кокаина. – Вот почему у Дамиана в названии японская гора, а не «Пик победы», например? И английскими буквами еще.

– У России карма такая, – ответил Юра. – Хоть знаю теперь, как это называть, лысые научили. Вон у Толстого в «Войне и мире», помните? В двенадцатом году, когда Наполеон наступал, в светских салонах вводили штрафы за французскую речь. Тогда сосали у французов. А сейчас отсасываем у англосаксов.

– В каком смысле отсасываем?

– В культурном.

– Ну, это не главное, – махнул рукой Ринат.

– Вот ты не понимаешь, – ответил Юра. – Это как раз самое главное и есть. С культуры все начинается, все вообще. В сорок пятом Германию разбомбили в лоскуты – через десять лет она снова Германия. А мы из Германии все заводы тогда вывезли – и что? Через тридцать лет опять сам знаешь где. Совок при Брежневе, кстати, тоже не крылатыми ракетами заебошили, а джинсами и роком. То есть вепонизированной культуркой. Я тогда уже хорошо соображал, все помню. И сейчас то же самое будет.

– Поживем – увидим, – хмыкнул Ринат.

– Что с нами вообще произошло за последний век в культурном плане? – вопросил Юра. – Революция, Гагарин? Да нет. С ломаного французского перешли на ломаный английский. Потому что русская культура свои жизненные соки и смыслы не из себя производит, как Китай, Америка или Япония, а из других культур подсасывает. Вот как гриб на дереве. И за одобрением тоже за бугор бегает, как в Орду за ярлыком. Петя Первый, упокой его Господи, отрубил все корни – и пересадил. Серьезный был ботаник. С тех пор и прыгаем с ветки на ветку с бомбой в зубах…

(no subject)

Надо же насколько арабы, казалось бы просто дикари на вид, продвинулись в науке, какие сложные военные приспособления изготавливают. Даже наш вертолет могут вот так вот уничтожить. Видимо там университеты очень хорошие, заводы, инженеры.